Долина нищих, пышки и ватокат
Александр Матвеев. Фото со страницы в Facebook

Александр Матвеев. Фото со страницы в Facebook

«Русская планета» встретилась с одним из авторов словаря новосибирских региональных слов и неофициальных топонимов

В Новосибирске местные энтузиасты создают словарь региональных слов и неофициальных городских топонимов. Проект получил поддержку со стороны правительства области в виде гранта. Корреспондент РП обсудил городской язык с соавтором словаря Александром Матвеевым.

То, чем Александр занимается в свободное время, он называет «увлекательное краеведение». Это и блог «Сибирские хроники» в LiveJournal, где Матвеев публикует свои статьи и находки по истории и современности Сибири, как например, отрывки из воспоминаний корреспондента «Нью-Йорк-Таймс» Гаррисона Солсбери, побывавшего в 1944 году в Новосибирске. Это и фотовыставка «Новосибирск неизвестный», воплотившая в себе самые интересные работы, представленные Александром в соцсети Instagram. Это и книга «555 фактов о Новосибирске», которую блогер готовит к выпуску нынешней осенью. И, наконец, словарь региональных слов, разрабатываемый вместе с другим «увлекательным краеведом» Ириной Ливинской, аспиранткой НГТУ.

– Откуда такая активность, блогерство, книга, выставка?

– Еще буквально лет пять назад, Новосибирск был для меня обычным местом проживания. Он всегда нравился с точки зрения ритма, возможностей по работе, но никогда его не воспринимал как что-то красивое и достойное изучению. Постепенно, благодаря тематическим выставкам и книгам, изменил свое отношение.

– Получается, что одним из побуждающих моментов была книга Игоря Маранина «Мифосибирск» (Сборник городских легенд и историй. — Примеч. РП.)?

– Абсолютно. Одна из главных точек, переработавших мое сознание. Плюс, выставки музея города Новосибирска, фотографии Славы «Gelio» Степанова (Фотохудожник, занимающийся высотной архитектурной и промышленной съемкой городов. — Примеч. РП.). Все это дало понять, что может быть другой взгляд на город. Что есть целая история и она разнообразная. И я начал собирать информацию без целей, а потом уже стал делить: завел блог и созрел до выставки и книги.

– Ты себя ощущаешь краеведом?

– Если и краеведение, то увлекательное, потому что просто «краеведение» звучит словно, я — бородатый дядька в засаленном пиджаке, который непонятно чем занимается. Признаться честно, скорее воспринимаю себя блогером. Человеком, который любит город, всесторонне его изучает и старается, чтобы другие люди полюбили его немного больше, причем не слепой любовью, а видели все его недостатки. Например, в газете «Вечерний Новосибирск» веду колонку с названием «Прости, любимый город»: там публикуются фотографии мусора, нелепой рекламы, дорожных ям. Считаю, что любить — это делать что-то светлое и бескорыстное во благо города.

– Словарь относится к увлекательному краеведению?

– Это такая часть новосибирской идентичности и скажу сразу, чтобы отмести подозрения в несостоятельности, все же блогерство и лингвистика не рядом стоят: я — филолог по образованию, и диплом был посвящен новосибирским регионализмам. Наверное, был первый, кто изучил эту тему так подробно. И меня звали в аспирантуру развивать эту тему и далее.

– Есть ли отличия новосибирской лексики от словарного запаса жителей других сибирских городов?

– Такую грань сложно провести, потому что в Новосибирск стекаются люди со всего федерального округа и у нас есть свои отдельные пересечения с Омском, Кемеровом, Красноярском и другими сибирскими городами. В лексике наблюдается смесь всей Сибири и все же наша неповторимость. Хотя, с другой стороны, есть много пересечений с Санкт-Петербургом. «Поребрик», например, а не «бордюр». Потом «пышки». Это все идет от эвакуации в годы Великой Отечественной войны, когда сюда приехало 300 тыс. ленинградцев. Это не бесследно прошло для речи новосибирцев.

– Можно ли как-то охарактеризовать новосибирские регионализмы?

– Могу сказать, что есть отдельные новосибирские лексемы, которые все же не создают новосибирский язык. Можно говорить только о том, откуда они пришли сюда. Многие регионализмы, и мне это кажется интересным, не несут эмоциональной окраски. Например «горошница» — гороховая каша. Или «мультифора» — прозрачная папка для документов. Кстати, «мультифора» используется до Екатеринбурга, там используют понятие «файл». Если говорить дальше про регионализмы, то их больше жаргонных и просторечных. Например, «ватокат» — это ненадежный человек. Говорят, что это слово — из Средней Азии. Мол, там «катать вату» — это как у нас «бить баклуши».

– Что подтолкнуло вас к работе над словарем?

– Мне всегда нравилась эта тема, и хотелось к ней вернуться. Во-вторых, видел множество словарей других регионов, и меня удивляло, как топорно они сделаны. Ощущение, что авторы просто взяли и занесли туда первые попавшиеся слова, никак не разграничивая. И мы решили сделать словарь собственными силами.

– Как проект получил грант?

– Сначала пытались получить грант мэрии, потому что это логично: словарь города, а не области. Была заявка и последующая защита со скептической комиссией, которая спросила, кому будет интересен наш словарь, и, увидев наше колебание, отказала нам в гранте. Потом был проект для областного правительства, и там защиты не было. Просто в какой-то момент узнали, что победили. Считаю, что нам помогли СМИ — раскрутили наш проект после проигрыша в мэрии. И, может быть, комиссия в областном правительстве оказалась толерантнее к новым нестандартным идеям.

– И в этом помог выигранный грант?

– Он небольшой — 50 тысяч, причем часть заплатим как налог. Этой суммы хватит на верстку, дизайн обложки и типографию. Мы не берем ни копейки за свой гигантский труд. Это чистый энтузиазм.

– Сколько человек работает над словарем?

– Двое — я и Ирина Ливинская. Мы делим всю работу на двоих, чтобы быстрее шла подготовка, и являемся начальниками друг друга. Ирина — аспирантка гуманитарного факультета НГТУ и у нее кандидатская диссертация развивает тему новосибирских регионализмов.

Авторы словаря Александр Матвеев и Ирина Ливинская. Фото с сайта ngs.ru

Авторы словаря Александр Матвеев и Ирина Ливинская. Фото с сайта ngs.ru

– Как вообще работали над словарем и искали слова?

– Все началось в сентябре прошлого года, с моего разговора с Ириной. Во-первых, взяли мои и ее дипломные слова — около 28. Потом полезли на многочисленные лингвистические форумы, где завели ряд топиков на тему коммуникативных неудач, возникающих при общении жителей разных регионов России. Оттуда собрали еще какое-то количество слов. Затем, есть интернет-словарь «Языки русских городов», где взяли слова с пометкой «новосиб.». Еще собрали слова из разговоров с людьми. Всего получилось порядка 500 слов, которые нужны было разгребать.

– Разгребать?

– Отсеивать. Первым делом составили анкету для жителей несибирских городов, чтобы убрать те слова, которые используют и в других регионах, то есть общеупотребимую, регионально не ограниченную лексику. И начали через соцсети опрашивать людей разных городов — знают понятия или нет. Так осталось 250 слов, которых не знают на Урале, в европейской части страны, на Дальнем Востоке и где-либо еще. Вторым этапом нужно было доказать, что оставшиеся слова знают конкретно в Новосибирске. Была составлена другая анкета, по которой опрашивали тех, кто живет здесь пять лет и более. Причем, мы предлагали каждому самостоятельно определять дефиниции наших слов. Не исключено, что создадим еще одну анкету для коренных жителей и приезжих, потому что в ходе второго этапа появились еще кое-какие новые слова, хотя они сомнительные в части региональной ограниченности.

– Сколько на данный момент регионализмов и топонимов?

– Около 200 и 300 — по нашим предварительным прикидкам. Думаю, это будет небольшой карманный словарь с иллюстрациями, но не ко всем, потому что не все можно проиллюстрировать как, например «догоняшки» — игра в салочки.

– Словарь будет поделен на слова с эмоциональной и неэмоциональной окраской?

– Будет деление, но по другому принципу. Регионализмы всех видов в одной части, и будет второй раздел — неофициальные топонимы. Это имена собственные, которые обозначают географические объекты и не зарегистрированы официально. Это, например, «Богдашка» (улица Богдана Хмельницкого. — Примеч. РП) или «Долина Нищих» в Первомайском районе. Действительно, есть такое место рядом с остановкой «Матвеевка», вверх к кладбищу. Топонимами занимается моя коллега Ирина Ливинская.

– Что было самого сложного в работе над словарем?

– Много рутины, и иногда понимаешь, что все свободное время тратишь на анализ анкет. Возникали мысли все бросить, но помогала поддержка моего соавтора Ирины.

– Какие недостатки видишь в своей работе?

– Опасаемся, что словарь выйдет и пойдет обратная связь. Может оказаться, что и слова — не совсем новосибирские, и кое-какие топонимы могли упустить. Да, есть возможность переиздания, но с критикой точно столкнемся.

Второй момент — предвижу неприятие со стороны научного сообщества. Им какие-то журналисты-блогеры — хуже ножа. Ирина на различных конференциях упоминает мое имя, так ей такое негодование в ответ, что и представить сложно. Но я ко всему готов, потому что всегда все у меня критиковали — и выставку, и блог. Понял, что нужна реакция в стиле — собака лает, караван идет.

– Какой главный смысл у твоего словаря?

– По мне, Новосибирску не хватает подобных фишек в самом широком понимании. Не хватает необычного и креативного, такого, что было бы только у нас. Многие воспринимают Новосибирск как временный транзит, и не все готовы вкладываться в его развитие пусть и информационное, творческое. Считаю, что словарь — это кирпичик в становлении яркости и увлекательности города.

– Получается, что городу не хватает туристической привлекательности?

– Не только в части туризма. У нас мало чем можно гордиться. Что показывают иногородним? Академгородок, Оперный театр и Зоопарк. Но есть ощущение, что для многих на этом и заканчивается Новосибирск. А нужна еще и различная мелочь, которая делает город самобытным.

– Какой лично у тебя смысл и удовольствие в создании этой мелочи?

– Это хобби, где аппетит приходит во время еды. И второе, мне хочется оставить что-то после себя, что-то интересное и полезное. Блог, книги, другие мои проекты. Я занимаю ту нишу, которую никто еще не занимал до меня.

Две войны Надежды Толстых Далее в рубрике Две войны Надежды ТолстыхПочему ветеран войны из Бердска получила удостоверение участника ВОВ только спустя полвека Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»