«В России идет настоящая гражданская война»
«Меня это не касается». Кадр: YouTube

«Меня это не касается». Кадр: YouTube

Священник Александр Новопашин рассказал «Русской планете», зачем снимает социальные драмы

Официальный релиз фильма «Меня это не касается» состоялся 15 июля 2013 года, однако картина продолжает собирать призы на кинофестивалях. Международный кинофорум в Орле «Отцы и дети» удостоил призом работу Александра Новопашина, который помимо режиссерства, еще и выступил сценаристом, продюсером и оператором монтажа. Диплом форума получил и сын протоиерея Кирилл Новопашин как оператор картины.

«Меня это не касается» был снят за четыре месяца по заказу ФСКН по Новосибирской области с минимальным бюджетом. Главную роль в фильме исполнил народный артист РФ Юрий Беляев, давний друг протоиерея. По сюжету дочь известного писателя из-за плохой компании становится наркозависимой.

Сегодня Александр Новопашин продолжает снимать кино. Сейчас он работает над картиной «Рядом с нами» на тему экстремизма и межнациональной розни. О том, почему священник выбрал кинематограф как инструмент проповеди, Александр Новопашин рассказал в беседе с корреспондентом «Русской планеты».

– Александр Владимирович, какой по счету стала награда на фестивале в Орле для фильма «Меня это не касается»?

– Если считать все вместе, то восемнадцатой. Фильм также был участником и зарубежных фестивалей. Например, международного телекинофорума в болгарской Софии, там мы получили за второе место бронзового Георгия Победоносца.

– Спустя два года после выхода фильма, как его оцениваете?

– Со стороны зрителя фильм все же удался, потому что на него есть спрос. Постоянно поступают просьбы о разрешении показать кино на том или ином региональном телеканале. Обращались с Первого Национального телеканала Республики Беларусь, мы подписали благотворительный договор о безвозмездном показе. Точно такой же договор был и с Первым Национальным украинским телеканалом. Кроме того, фильм очень часто показывают в различных молодежных кинозалах и киноклубах по стране. Фильм также ввели в качестве методического пособия в некоторых высших учебных заведениях, которые готовят будущих педагогов. Его регулярно показывают в университете им. Баумана в Москве.

– Получается, что у фильма сложилась телевизионная судьба?

– К сожалению, не всех кинопрокатчиков интересует эта работа. Но, в принципе, это и хорошо: телевидение наиболее широко сейчас востребовано. Это окно в каждый дом. Единственный момент — наши центральные телеканалы не заинтересованы в «Меня это не касается».

– Фильм стал выражением вашей гражданской позиции или веры?

– А я не отделяю одно от другого. Как христианин, люблю свое Отечество. Как гражданин, служу своей стране. Тема наркозависимости достаточно близка мне — я возглавляю реабилитационный центр при Новосибирской митрополии и работаю с наркозависимыми. Кроме того, являюсь председателем Общественного совета при ФСКН по Новосибирской области и сопредседателем рабочей комиссии Государственного Антинаркотического Комитета и Русской Православной Церкви по Сибирскому федеральному округу.

Александр Новопашин. Кадр: Yotube

Опыт в создании работ, пусть документальных, у меня уже был. И когда на заседании общественного совета при ФСКН в конце 2012 года мы обсуждали формы профилактики, то начальник управления генерал-майор Александр Кандиков, зная о моем опыте в документалистике, предложил сделать небольшую киноработу о проблемах наркомании.

Стал работать над сценарием и понял, что нам нужны новые формы, востребованные молодежью.

– Имеете в виду именно игровое кино?

– Да. Документальное имеет право на существование, но наше молодое поколение, к сожалению, не особо им интересуется. Во всяком случае, меньше, чем игровым кино. Кстати, и сочинять ничего особо не пришлось — масса судеб и историй за годы работы прошли перед глазами.

– Что стало самым сложным в создании фильма?

– Да, наверное, все. Отсутствие профессионального образования все же мешает. До чего-то доходил опытным путем. Были и какие-то собственные находки. Будь то монтажное решение, постановка кадра, построение сюжетных линий.

– У вас были помощники на съемочной площадке?

– Да, причем из числа людей, ранее страдавших наркозависимостью и прошедших реабилитацию. Они были ассистентами режиссера. Кроме того, я обратился за помощью к профессионалам. Помощником режиссера выступил Михаил Меньших, который уже работал в профессиональном кино.

Все работали безвозмездно. Профессиональных актеров было всего трое и один из них — заслуженный артист РФ Юрий Беляев. Непрофессиональных было гораздо больше. Полицейские играли полицейских, прошедшие реабилитацию — наркозависимых. Конечно, где-то это сказалось. С другой стороны, получился оттенок документального кино, ведь многие актеры испытали перипетии картины на собственном жизненном опыте.

Павильонных съемок не было. Даже начальная сцена снималась в настоящем наркопритоне, который накануне был «прихлопнут» спецназом наркополиции.

– На ваш взгляд, у фильма сложилась удачная судьба?

– Судьба? Думаю, если есть востребованность, то это уже удачно. С Юрием Беляевым и другими ребятами мы проехали не только Новосибирскую область, но и другие регионы России, куда нас приглашали на творческие вечера, на встречи с молодежью. Мы видели реакцию зрителя, были на беседах по завершении киносеанса, слышали, какие были мнения. Все это показывает значимость нашей работы. Нас не просто спрашивали, как удалось снять фильм или какие курьезные моменты были на площадке, а что делать и как быть, если такая ситуация сложилась в жизни. Мы рассматриваем фильм как профилактический инструмент в борьбе с наркоагрессией. Это приглашение к разговору, предмет для обсуждения, потому что в картине — открытый финал.

– Снова снимаете игровое кино?

– Да, но на этот раз более масштабное, объемное. И если та картина была по заказу ФСКН по Новосибирской области, то заказчиком нового фильма выступает управление противодействия экстремизму МВД РФ. Там темами уже будут религиозный экстремизм, секты, терроризм, агрессия в молодежной среде. Это остросоциальное кино.

– Проблемы наркомании и экстремизма — это все же только верхний слой в ваших фильмах, верно? Что еще вы говорите своими работами, какой внутренний смысл в них закладываете?

– Многие говорят, что «Меня это не касается» — это фильм о наркоманах и наркотиках. Не совсем. Это кино о том, во что превращается человек, если берет своими жизненными девизами такие фразы как «Бери от жизни все» и «Оттянись со вкусом». И наш фильм не тыкает носом, как правильно жить и что нужно для этого делать. Нет. Подход несколько иной — он показывает, хочешь ли ты стать таким чудовищем или нет. И что к этому приводит. Пытается сказать, какие социальные язвы есть, почему они образовались.

Конечно, наши фильмы не могут как-то глобально изменить ситуацию. Но если это заставит задуматься хотя бы нескольких человек, я считаю, что это уже стоит затраченных усилий. Как говорится в Евангелии от Луки, глава 15, стихи 4–7: «…На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии». И конечно, такие проблемы надо решать всем миром.

– Как вы думаете, почему ваше кино выстрелило?

– Видимо, наши фильмы говорят на темы, которые затрагивают души людей. Ведь все это происходят рядом, вызывает тревогу, многие сталкиваются с этой бедой. Откуда появилось название «Меня это не касается»? Когда я пошел просить деньги на эту киноработу, то часто слышал эту фразу в ответ. А ведь наркомания это проблема номер один на сегодня.

Идет гражданская война, причиной которой стало преступное желание одних людей зарабатывать на смерти других, продавая им наркотическую отраву. У нас страшная наркотизация общества и не замечать ее просто невозможно.

По этой причине, рабочее название второй картины, про которую я уже говорил, — «Рядом с нами». Нам выгодно не замечать, что происходит рядом с нами, так нам комфортнее жить, а мне важно говорить об этом. Ведь тот, кто предупрежден, тот и вооружен. Не оступайтесь и не попадайте в ту же яму, куда угодили герои фильма. Это все реальные истории реальных людей. И в новой картине степень реальности сохранится, тем более, что темой сект я занимаюсь гораздо больше, чем темой наркотиков — более двадцати лет.

– Используете ли вы кино как инструмент в просветительской работе?

– Таким задачам служит, в основном, документальное кино. К сожалению, в современном кинематографе подчас сложно найти глубокое игровое кино. И как это ни парадоксально, советское кино более нравственное и моральное. Я дружил с Евгением Ивановичем Ташковым, режиссером фильмов «Адъютант его превосходительства», «Приходите завтра», «Уроки французского» и неоднократно с ним беседовал на тему «Что такое православное кино?» И он был убежденным сторонником мнения, что если кино нравственное, то оно уже православное. Потому что несет те нравственные начала, которые всегда вкладывались в русскую культуру, основой которой была православная вера.

«Айтматова я читал в 20 лет, а Толстого прочту в семьдесят» Далее в рубрике «Айтматова я читал в 20 лет, а Толстого прочту в семьдесят»Писатель Рольф Лапперт «Русской планете» — о теплом Новосибирске, книге «Пампа блюз» и о самой сути России Читайте в рубрике «Титульная страница» Зураб Соткилава: «Смерти нет!»Ушел человек-легенда, подаривший минуты подлинного счастья любителям оперы Зураб Соткилава: «Смерти нет!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»