«Человек – потенциальный экспериментатор»
Профессор Евгений Пальчиков. Фото: Пресc-служба Новосибирского государственного университета

Профессор Евгений Пальчиков. Фото: Пресc-служба Новосибирского государственного университета

Профессор Евгений Пальчиков о том, как мотивировать занятиями наукой и зачем каждый должен знать физику

Физические опыты профессора Евгения Пальчикова нередко заканчиваются разбитыми живыми розами. Никакой магии — только наука и жидкий азот как иллюстрация того, что на предметы «белая жидкость» действует губительно, а вот человек от нее рассыпаться не может — вокруг образуется газовая подушка. Это один из немногих экспериментов, показанных ведущим научным сотрудником Института гидродинамики СО РАН, доктором технических наук. Евгений Пальчиков привел на физический и естественно-научный факультеты не одного студента. На его научно-популярные эксперименты ходят как семилетние дети, так и их родители.

Каждому человеку как минимум необходимо уметь читать и писать. Входит ли в минимум знаний естественно-научная грамотность? Зачем гуманитарию учить химию и биологию?

– Природе все равно, знает человек физику или нет. Но человек получает поражение в правах. Если он не знает хотя бы на элементарном уровне части естественно-научных знаний, то получает довольно серьезные ограничения, находится в группе риска. Мы живем в искусственном мире: нас окружают предметы быта, одежда, специально созданные людьми. Даже то, что мы едим, чаще всего в чистом виде в природе отсутствует. Среда меняется, и человек должен уметь в ней ориентироваться. Помните, Митрофанушка сказал, что незачем знать географию, если кучер довезет. Сейчас каждый второй житель планеты стал кучером, но этого недостаточно. Сегодня без знаний элементарной физики лучше даже не садиться за руль.

Евгений Иванович, объясните, почему это важно? Традиция образования такая, что язык ценится больше науки, не так ли?

– Действительно, сначала было слово. Гуманитарные знания в виде устного языка наиболее активно развивались последние 20-30 тысяч лет. Люди говорили, но писать начали в последние две-три тысячи лет. Письменность активно развивалась, люди начали записывать и передавать информацию из поколения в поколение с меньшими ошибками и в большем объеме. Последние 200-300 лет шло активное развитие естественнонаучного аспекта интеллекта — то, что сейчас называют физикой, химией и биологией. Развитие интеллекта помогло человечеству распознавать опасности и адаптироваться во внешней среде, выживать. И обращать добытые знания для изменения локальной окружающей среды — себе на пользу. Последние 20-30 лет происходит бурное развитие информационных технологий. Каждый период сокращается в десять раз. Сейчас, если вы не умеете читать, то даже до магазина не дойдете. То же произойдет через несколько лет и с научными знаниями.

 – Без каких естественно-научных знаний сейчас не обойтись?

– Без основ биологии, физики, химии. Нам повезло, что в школьной программе они есть. Первые шесть лет человек учится языку, следующие пять лет — читать и писать, и еще шесть лет пытается получить естественно-научные знания. То есть первые ступени проходят все. Другое дело, что человеку в этом возрасте могла не нравиться химия или физика, и он полноценных знаний не получил. Вопрос в том, насколько интересно эти знания преподносятся. Опять же, умение читать и писать многие тоже воспринимают в штыки. И не хотят учиться. Но наставления окружающих влияют на то, что школьник худо-бедно это осваивает. А на научное образование родители смотрят сквозь пальцы. Как правило, потому, что сами в этой теме не сильно разбираются.

Почему так происходит?

– Потому что у школьников нет мотивации. Научные знания, как и многие другие, легче усваиваются в детском и юношеском возрасте. Типично то, что в этом возрасте человек еще точно не может определиться с выбором профессии, со знаниями, которые пригодятся в будущем. Но в то же время человек учится формировать план своей жизни, смотреть на мир глобально. Многие школьные учебники по естественным наукам прекрасны, но в них про мотивацию не сказано. Наверное, из экономии места.

Профессор Евгений Пальчиков во время занятия. Фото: Пресc-служба Новосибирского государственного университета

Кто может стать мотиватором? Преподаватель в вузе? Ведущий научно-популярной программы? Проводя естественно-научные опыты для широкой аудитории, вы являетесь мотиватором?

– Роль масс-медиа в этом плане скорее деструктивна. Правда и вымысел там разделены примерно пополам. То, что показывают в фильмах, примерно наполовину тоже является неправдой, особенно если это взрывы, очень высокие и очень низкие температуры или электрические разряды. Режиссер показывает все, что хочет, если замысел требует, но при этом нередко распространяет ложные знания. А человек перед телевизором находится в состоянии легкого гипнотического транса. Это такой яркий, красивый канал получения информации, большой конкурент образованию. Но то, что показывают в кино в виде спецэффектов, в реальности происходит совсем по-другому. И при реальном взрыве ложные знания могут привести к печальным результатам. Что касается преподавания и мотивации, то на занятия студенты сами ко мне приходят. И их мне не приходится агитировать за физику, химию или биологию.

Может ли научное искусство мотивировать? Как вы вообще относитесь к сайнс-арту?

– Если бы это делали специалисты физики, химики, биологи, то я был бы согласен с такой популяризацией. А это делают художники в угоду тому, что они хотят воплотить в реальность, зачастую игнорируя естественные процессы. От этого тоже распространяется ложная информация. Человек приходит на арт-выставку, а ему никто и не расскажет, что на ней происходит. «Я не знаю», — ответит художник. И такие ответы гораздо лучше обмана. Потому что бывают случаи, когда все объясняется чудом или «пока незапатентованным ноу-хау». Если хотите удивиться — идите в театр, цирк, на сайнс-арт выставку. Если хотите удивиться и обучиться физике — в естественно-научный музей, экспериментаниум, эксплораториум или в другой музей с интерактивными экспонатами.

Разве это эффективно?

– В этом и дело, что программы в интерактивных музеях просты для восприятия и очень эффективны для образования. Эксперименты в таких музеях гораздо увлекательнее, зрелищнее книг, так как требуют участия зрителя в опытах. Такие музеи сейчас есть во многих городах. В Новосибирске тоже должен появиться такого рода постоянно действующий музей. Пока в Новосибирске такие интерактивные экспозиции, как «Музей занимательных наук» в рамках фестиваля «Интерра», появляются эпизодически. Но уже есть коллективы, которые предлагают изготовление экспонатов, есть коллективы педагогов и научных работников, которые могут сделать научно-методическое сопровождение экспонатов в экспозиции. И даже есть заявления администрации города и области о создании постоянного политехнического музея — на площадке возле планетария. Полностью заменить образование в школе музеи не могут. Это дополнительное или альтернативно-дополнительное образование. Но они создают мотивацию. И становится понятным, зачем нужно изучать естественные науки и как такого рода знания могут пригодиться в дальнейшей жизни.

Почему среди других альтернативных методов преподавания вы тоже выбрали именно опыты?

– В опытах организм использует первую сигнальную систему, когда человек видит, слышит, чувствует. Допустим, у человека проблемы со второй сигнальной системой, например, с математическим аппаратом. Ну не умеет он писать уравнения и не видит те явления, которые этими уравнениями описываются. Тогда нужно показать ему вариант решения через первую сигнальную систему. И будет результат. Человек — потенциальный экспериментатор. Ему нужно увидеть и почувствовать, прежде чем понять. Как правило, эмоции тоже у разных людей проявляются с разной скоростью реакции, и это не значит, что кто-то умнее, а кто-то глупее.

Получается, что физике может научиться любой человек, даже если у него нет на это предрасположенности?

– Об этом я и говорю, не надо знать всю физику, достаточно того, что пригодится в жизни. Человек должен быть всесторонне развит, а не только уметь читать и писать. Какой-то части физики может обучиться каждый человек.

Какую книгу должен прочесть каждый человек, чтобы получить минимальный набор знаний по естественно-научным предметам?

– Я такую назвать не могу. Это то же самое, что и порекомендовать одну книгу для изучения всего русского языка.

Оцените, пожалуйста, современную ситуацию. Насколько люди безграмотны в научной сфере? Меняется ли тенденция в лучшую сторону?

– У нас общество потребителей, которое хочет получать, не задумываясь, как это работает. Все большее количество людей не знают, как устроены предметы, которыми они пользуются. Это не регресс, а этап в развитии общества. Сегодня для общества характерна стратификация на узкие сферы знаний, где каждый является специалистом в одной сфере, при этом дилетантом в других. Быть абсолютным дилетантом в современном мире — невыгодно. Качество жизни у них низкое.

Музейная бессонница Далее в рубрике Музейная бессонницаСтать участниками допроса в НКВД, поиграть на первых компьютерах, прокатиться в гробу до дна могилы и другие поводы пойти на «Ночь музеев» в Новосибирске Читайте в рубрике «Титульная страница» В десятку!Что показали на презентации Apple и насколько это круто В десятку!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»