«Маленькие города всегда патриотичны»
Повседневная жизнь Тирасполя. Фото: Jussi Nukari/ТАСС

Повседневная жизнь Тирасполя. Фото: Jussi Nukari/ТАСС

Оборону Тирасполя вспоминают очевидцы из Новосибирска

Двадцать пять лет назад мир узнал об образовании Приднестровской Молдавской республики. «Русская планета» встретилась с очевидцами событий, которые последовали за объявлением независимости Тирасполя.

Рост сепаратистских тенденций, создание нового государства и вооруженный конфликт в Приднестровье как финал противостояния были ответом русского большинства в Тирасполе на откровенные прорумынские настроения в Кишиневе.

Молдавия, видя как рушится Советский Союз, упорно двигалась в сторону Румынии, отсюда и было стремление провозгласить молдавский язык единственным государственным языком страны, причем на латинице, что не могло не вызвать возмущение в русском Приднестровье, вылившееся в акции протеста и забастовки. Дальнейшие события напоминали ход маятника. Кишинев утверждает законопроект о государственном языке, по которому образование в школах будет вестись только на молдавском языке. Тирасполь через год, в сентябре 1990, объявляет о своей независимости.

Кишинев пытается воздействовать силой и устраивает поход на Гагаузию в октябре 1990 года. Тирасполь в 1991 году принимает свою Конституцию.

И все же в июне 1992 года конфронтация между Кишиневом и Тирасполем входит в горячую фазу, растянувшуюся на три недели. Местом основного столкновения стал город Бендеры. Приднестровью удалось отстоять свою независимость, которая удерживается до сих пор.

Новосибирцы Анна Ладан и Сергей Кристев, рожденные в Бендерах и Тирасполе, вспоминают о том, как отражались политические события на их жизни.

«Беги без оглядки»

Удивительно, но Анна Ладан, в девичестве Паунегру, ныне живущая в Новосибирске, где зима длится больше положенных трех месяцев, в детстве грезила о снеге.

– Он у нас был крайне редко, потому что зима продолжалась месяца два. Мы с братом всегда мечтали о снеге, и когда он выпадал, то лепили из снега и грязи снеговиков и катались на лыжах и санках, — вспоминает Анна.

В 1988 году Анне было 11 лет, она училась в седьмом классе. Молдавский язык любила, изучала его охотно, даже ездила в пионерские лагеря, где не было ни одного русского ребенка. Сама Анна всегда чувствовала себя русской: мама была дочерью военного из России, папа — наполовину молдаванин. Понятно, что родители Анны хотели для детей образования только на русском. Потому и ходили на забастовки: они были всеобщими по Приднестровью — останавливались предприятия, не работали школы.

– Дома всегда переживали о том, что будет дальше. Отец активно принимал участие в жизни города: посещал все митинги, был в патрулях, охранявших въезд в город, — вспоминает Анна.

По ее словам, особой напряженности не было, даже после провозглашение независимости и принятия Конституции. Кошмар начался после 19 июня.

Анна Ладан. Фото из личного архива.

Анна Ладан. Фото из личного архива.

– Был выпускной во всех школах, мы были на даче, собирали клубнику, когда начались выстрелы. На тот момент стрельба была вполне обыденной вещью, но в этот раз стреляли много. Мы вернулись в город, и отец пошел ставить автомобиль. Вдруг стрельба усилилась, и возник этот звук, протяжный гул. Потом я узнала, что это были запуски ракет — молдавские войска начали обстрел города, он продолжался три дня, началось наступление румынских наемников, — рассказывает Анна.

Атака молдавской армии и сил республиканской МВД была направлена как на ключевые точки вроде здания горисполкома Бендер, так и на жилые кварталы. Анна уверяет, что под молдавскими знаменами воевало немало осужденных на пожизненное заключение со стороны Румынии. Наемники не отличались честью. Так, завод по переработке подсолнечных семян и рапса, на котором работал директором отец Анны, был полностью разграблен и загажен нечистотами.

– Нам повезло, что отец вернулся домой живым в первый день нападения, у соседей как раз папа погиб в аналогичной ситуации, — говорит Анна.

Выждав неделю в подвале девятиэтажки, родители Анны решили перебираться к родственникам в Тирасполь. Взяли детей, документы, кота и соседскую бабушку, и пешком двинули в столицу непризнанной республики, до которой было 30 км.

– Было жесткое и ужасное ощущение. Детство, да и вся прежняя жизнь кончилась в один момент. Спасало чувство локтя — родители мне сказали, что если что-нибудь случится, то я буду ответственна за брата, а брату сказали, что он будет отвечать за сестру, — рассказывает Анна.

Семье Паунегру повезло — молдавские ВВС и вооруженные силы не смогли разрушить мост через Днестр, который охраняли солдаты 14-й российской армии. Они-то и перевезли беженцев в грузовиках на другой берег.

– Помню, солдаты нам говорили, что в случае обстрела нужно бежать в любую сторону — так тяжелее по нам будет попасть. Еще запомнила из первых дней атаки на Бендеры, что нельзя ни в коем случае подходить к окнам — в городе работали эстонские снайперы, воевавшие на стороне Кишинева, — говорит Анна.

Через три недели война закончилась, но в свою квартиру в Бендеры семья Паунегру смогла вернуться только через семь лет.

– И все равно, родители не смогли там жить — слишком многое напоминало о конце той, мирной жизни, — рассказывает Анна.

Сама же Анна летом 1992 года уехала учиться в Новосибирск в физико-математическую школу в Академгородке, которая стала счастливым билетом в новую жизнь. В Сибири она вышла замуж и родила троих детей. Но события 1992 года еще долго были в ее памяти:

– Первые лет десять не могла без слез вспоминать и рассказывать о войне. Несколько лет, когда нужно было лететь самолетом, с трудом выходила на посадку: гуд двигателей напоминал звук ракет «земля-воздух», которыми обстреливали Бендеры. И до сих пор, не могу понять, зачем Молдавия пошла на такой шаг. Неужели, сложно было тогда, в 1989 году, принять два языка в качестве государственного?

«Людям запудрили мозги»

Сергей Кристев и сейчас не может четко объяснить, зачем ему, вполне взрослому человеку, потребовалось в 1989 году уезжать из спокойного Саратова в родной Тирасполь. В Саратове была работа и своя квартира на окраине города.

– Соблазнился на вариант обмена — предложили в центре Тирасполя. Вот и решил вернуться домой, — рассказывает Сергей.

В 1989 году ему было 28 лет. За плечами — школа, Ленинградское военно-инженерное училище и служба в железнодорожных войсках. У него была жена, работа фотографом в собственной студии. В перспективе — большая семья, как у отца, который был гагаузом.

Сергей Кристев. Фото из личного архива.

Сергей Кристев. Фото из личного архива.

– У них так принято, по 6–8 детей в среднем, бывало, — усмехается Сергей.

Во все времена, по словам Кристева, Тирасполь был русским городом. Но при этом прежде смотрели на человека, а потом на его национальность. Молдаван в Приднестровье не притесняли.

– Любили анекдоты про них рассказывать как про чукчей, — смеется Сергей.

Однако все равно чувствовалось напряжение, были стычки, но в открытую войну никто не верил.

Когда начался призыв в ополчение, Сергей пошел на призывной пункт. Но его не взяли из-за военной специальности.

– Ведь занимался восстановлением дорог и мостов, а подрывать в Приднестровье было особо нечего, — вспоминает Кристев.

Начавшиеся военные действия, он, кадровый военный, переносил спокойно, был психологически готов к подобному, зато его окружение и родственники воспринимали конфликт как настоящий ад. А старший брат Сергея и вовсе воевал.

– Хотя по большей части у них была позиционная война, в атаках он все же был. Рассказывал, чтобы поднять бойцов на штурм, приходилось их как-то мотивировать. Кричали: «За стенки, за телевизоры», — и шли в атаку, — вспоминает Сергей.

До Тирасполя конфликт не дошел — не смогли молдавские войска занять Бендеры, да и 14-я армия преградила им путь. Может, Кишинев боялся реакции Москвы. Александр Лебедь, командующий 14-й армии, говорил, что в случае чего он позавтракает в Тирасполе, обед у него будет в Кишиневе, а ужин подадут в Бухаресте. Конечно, подобное заявление можно рассматривать как юмор, но, по словам Сергея, поддержка Лебедя и российских солдат была колоссальной. Да и в самом 150-тысячном Тирасполе, жители всегда были сплоченные и в случае наступление все как один поднялись бы на оборону города.

– Маленькие города всегда патриотичны. Все друг друга знают, одна большая дружная семья. Была поговорка, что все спят под одним большим одеялом. Если где-то обида, то вставали все. Я бы тоже пошел воевать, если бы война дошла до Тирасполя, иначе бы никогда себе не простил такой слабости, — рассуждает Кристев.

После войны в Тирасполе, по словам Сергея, делать было нечего. Была разруха, преступность выросла в разы, про фотографию все забыли, потому при первой возможности Кристев уехал к другу в Новосибирск, где уже более 20 лет продолжает заниматься коммерческой фотосъемкой. О том, что было, Кристев иногда вспоминает. Он уверен, что иного развития событий и быть не могло.

– Следовало ожидать реакции Молдавии, потому что Приднестровье целенаправленно шло на отделение, а в Тирасполе было производство, несколько крупных заводов, недалеко была Дубоссарская ГЭС. Да, в Тирасполе никто не хотел разговаривать на молдавском. Но именно на этом сыграли некоторые политики и провластные структуры. Просто-напросто запудрили мозги несуществующими лозунгами, — уверяет Сергей.

Иногда он возвращается в родные места. По его наблюдениям, там остановилось время.

– Это прекрасно, вернуться туда, где было твое детство. В места, которые выглядят так же, как и раньше. Все-таки смогли там навести порядок. Тирасполь по-прежнему чистый и уютный город. Но со своими детьми не рискую туда ехать. Не потому что чего-то боюсь, а потому что есть много других прекрасных мест, — заключает Сергей.

Гусинобродка Молл Далее в рубрике Гусинобродка Молл«Русская планета» вспомнила историю крупнейшей барахолки за Уралом Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»