Продавцы времени
Директор антикварно-букинистического магазина Нина Честных. Фото: Антон Карлинер

Директор антикварно-букинистического магазина Нина Честных. Фото: Антон Карлинер

Откуда в Новосибирске появляется антиквариат 

О том, что вещи имеют художественную ценность, люди часто узнают, лишь после того, как их выбросят. Статуэткам, картам, книгам, посуде и другим старинным предметам  везет, если их не поленились отнести в антикварный салон. Корреспондент «Русской планеты» изучил рынок антиквариата в Новосибирске и выяснил, как вещи теряют своих владельцев и находят новых.

В антикварной лавке каждые полчаса бьют напольные часы. Вот уже несколько лет они исправно сообщают владельцам магазина о том, который сейчас час. Покупатель на них до сих пор не нашелся. Возможно, дело в конкурентах: карманных, настенных, наручных, настольных, каминных, чугунных, золотых, фарфоровых, — часов, в антикварном салоне множество.

– Люди приходят к нам, чтобы избавиться от вещей, освободить пространство. Чаще всего это либо молодые люди, которые выезжают из квартиры, или, наоборот, покупают вторичное жилье и находят там старинные предметы предыдущих владельцев, — рассказывает директор антикварно-букинистического магазина «Сибирская горница» Нина Честных. — Старики тоже часто приходят, но не от бедности, а потому что дети или внуки продают их большие квартиры и их самих переселяют в однокомнатные. Возможно, так было и с этими часами. Они бы хорошо смотрелись в большом кабинете или гостиной.

В антикварную лавку каждый день приносят новое старое: игрушки из папье-маше, диапроектор на керосиновой лампе, монеты, кружевные салфетки, иконы, картины, мебельную фурнитуру и замки XIX века. Несмотря на то, что Новосибирску чуть больше 120 лет, в салон сдают предметы царского периода.

– Исторический центр города раньше назывался «Дворянским гнездом», а улица, на которой мы находимся — Царедворской. Люди, которые здесь жили с самого основания Новониколаевска (первоначальное название города. — Примеч. авт.), были присланы сюда во времена Николая II. И они хотели создать здесь такой же бомонд как в Москве и Петербурге, имели высокий финансовый достаток. Но из-за того, что ничего примечательного в то время в Сибири не производилось, они привозили вещи с собой. Пару лет назад мы даже продали коллекцию парных императорских бокалов Николая Александровича и Марьи Федоровны, — рассказывает Елена Варапаева, директор антикварного магазина «Гавань веков». — Здесь был «большой» тридцатый год: многие ценные вещи везли через Сибирь на поездах, вероятно, в Китай, Японию. Те, кто этим занимался, надеялись на то, что советская власть приходит постепенно, и в глубине Сибири проверки устраивать не будут.

Антиквариат в тихий центр Новосибирска привезли первые секретари ЦК КПСС. Например, бокалы с объемной резкой из стекла Мозер 1850-х годов стоимостью, сравнимой с квартирой в этом самом историческом районе.



– Бывает, что антиквариат к нам приносят те, кто раньше занимал высокий статус в городе или их дети. К нам приходила дама, чей отец в 50-е годы в Новосибирске был очень известным — его фамилией назван микрорайон. Женщина продает вещи, которые ее родители накопили за года, потому что внук просит ее переехать из четырехкомнатной квартиры в однокомнатную, а забрать с собой все — невозможно. И таких ситуаций очень много. Ошибка советского времени в том, что в семье часто рос только один ребенок, либо совсем детей не было. К примеру, одна из первых в нашем городе балерин Елена Бобылева всю жизнь посвятила искусству и осталась в возрасте под сто лет одна. Ее вещи приносили социальные работники, потому что сама она передвигалась с трудом. В молодости она была очень эффектной, безумно красивой женщиной и нередко получала подарки от поклонников — гранатовые браслеты, кольца и другие ювелирные изделия. У нас в магазине осталась ее гарднеровская сувенирная тарелка в виде раковины с изображением фауны — такие встречаются редко. В 1901 году она хотела подарить ее директору оперетты, но он, скорее всего, не принял, — говорит Елена Варапаева.

Если у предмета есть легенда, то интерес покупателей к ней выше. Но чаще всего, люди приносят то, что им не знакомо, никогда не было нужно и не связано с личными воспоминаниями.

– Женщина, которая неоднократно приносила нам предметы, в разговоре сказала: «У меня мама в Петербурге жила, была там очень известным человеком. При переезде в Новосибирск, я некоторые вещи забрала. И те вещи, историю которых я знаю, никогда не продам. А те, которые маме дарили, и я их не знаю — избавлюсь, и не буду жалеть». Многие вещи приносят именно по этому принципу, — рассказывает директор арт-галереи «Че» Елена Чернова.

Иногда антиквариат в салоны попадает случайным образом от строителей и демонтажников. Три года назад в «Гавань веков» пришел прораб, который следил за рабочими при разборе нежилого деревянного дома на улице Спартака. В руках у него была пробитая каска, в ней — завернутая икона в серебряном окладе с короной в каменьях. Предыдущие хозяева этого дома, вероятно, не знали, что было спрятано под их половицами.

– Он попросил за нее пятнадцать тысяч, мы и согласились. В общем, не оценил он ее, — говорит Елена Варапаева. — А еще, когда я работала в «Столице», к нам принесли икону, у которой после обработки хлопковым маслом с обратной стороны лика проявилось изображение Спаса Нерукотворного. Физически это можно объяснить: допустим, икона была выносная. Но духовник церкви Александра Невского сказал, что это чудо. Когда мы начали сомневаться, отдавать ее на спектральный анализ, она замироточила. Я пришла на работу и увидела, что вокруг иконы жидкость и яблоками пахнет. В чудо пришлось поверить. Сейчас она хранится в одной из церквей Новосибирска.

В антикварных магазинах фигурки чертей и клоунов часто отвернуты от посетителей спиной. Существует поверье: если фигура будет стоять на видном месте, то другие вещи начнут теряться. К тому же, как говорит Елена Варапаева, тот, кто сдает предмет, должен его отпустить, иначе она не сможет найти своего владельца — будто вещь сама выбирает себе хозяина. В такие приметы верят не все антиквары, но почти у каждого есть история, научное подтверждение которой найти сложно.

– Как православный человек, я не верю в то, что вещи имеют хорошую или плохую энергетику, – говорит Нина Честных. – В то же время, на манекене висел красивый шелковый халат, который у нас от женщины, переехавшей из Харбина. Некоторые сотрудники при входе в магазин слегка вздрагивали, думая, что это кто-то стоит. Сейчас у нас на этом месте тоже манекен, и ни у кого подобной мысли не возникает. Думаю, что это наше воображение.

Антиквары относятся к вещам как к одушевленным предметам: протирают, ухаживают, перекладывают, смотрят, чтобы каждая была на своем месте. Большая радость у владельца магазина, если вещь приобретается — не только потому, что она приносит доход, а еще и из-за того, что вещь стала кому-то нужна.

– Не жалко, когда вещи покупают именно коллекционеры. Он эту вещь наверняка долго искал, мечтал о ней. Такой человек будет к ней относиться бережно, она займет достойное место в его коллекции, — рассказывает директор арт-галереи «Че» Елена Чернова. — Но есть и сожаление, когда какой-то очень интересный предмет покупает тот, кто не может в полной мере оценить, что он приобрел. Хотелось бы, чтобы редкие вещи попадали в те руки, которые смогут их обласкать, заботиться. Особенно старые, требующие щадящего отношения.

– Некоторые считают необходимым приобрести ложки работы Фаберже. По большому счету, они отличаются от других ложек только клеймом. Но их покупают, потому что фраза «у меня дома ложка Фаберже» — звучит хорошо. Этими ложками можно прекрасно пользоваться во время чаепития и чувствовать себя причастным к миру искусства, — рассказывает Нина Честных.

Когда приходит посетитель, некоторые магазины предпочитают закрываться. Завсегдатаи антикварных лавок не любят себя афишировать, а владельцы антиквара не охотно говорят о них. Объясняют, что это люди разного возрастного, статуса, интеллектуального уровня.

– Понятно, что это люди не с последними деньгами. Да, бывает, что нетрезвый мужчина оставит бутылку на улице и зайдет посмотреть, что у нас здесь происходит: «А эт че, продается? А это че, все старое что ли», — говорит Елена Варапаева. — Хотя подарок на День Рождения в пределах небольшой суммы тоже можно подобрать. Когда все полки завалены вещами китайского производства, русская душа, требующая воспоминаний, возвращается к индивидуальности.

В 90–е годы антикварные магазины привлекали иностранцев, сейчас таких посетителей крайне мало.

– Раньше считалось экзотикой — купить шапку–ушанку, значок и красный флажок. Но это прошло, потому что к ним это все навезли в большом количестве, да и эйфория по нам тоже прошла. Да, заходят иностранцы — поулыбаются и уходят, — поделилась Нина Честных. — Недавно к нам приходили американцы. Один молодой человек пересмотрел все старинные фотоаппараты, которые у нас только были. Открывал, щелкал, что–то проверял. Потом попросил отложить фотоаппарат «Москва» 50–х годов на несколько минут. Прибегает уже с пленкой в руках на шестнадцать кадров. Вдел эту пленку и пошел снимать Новосибирск. 

Для того, чтобы удостовериться в подлинности предмета, каждый из них проверяют в каталоге, а затем установливают цену. Чтобы уберечь себя от ворованного, владельцы антиквартных салонов о каждой новой вещи справляются в правоохранительных органах. Тот, кто приносит предмет в антикварный магазин, оставляет свои контакты и копию паспорта. Но иногда до продажи дело не доходит.

– Скажешь им реальную стоимость, и они на тебя смотрят, как на врага, который, как минимум, забрал у них квартиру. Одна женщина принесла как-то монету, грубо говоря, сто рублей за килограмм, и ушла очень расстроенная. Шторы новые купить хотела, даже выбрала уже, — говорит владелец магазина для коллекционеров «Сибирский антиквар» Василий Кулинич. — До того, как стать директором, я сам был коллекционером. В детстве мне подарили царскую монету Николая II. Это были серебряные 50 копеек, которые моей матери передала ее тетя — долго хранила в шкафу в платочке. Мне запрещали монету куда-либо носить, сказали беречь. Я понимал, что она стоит очень-очень много, но захотел понять, сколько конкретно. Прихожу в магазин, а мне говорят — 500 рублей! Как же так, она же серебренная, царская! «Ну и что», — ответили мне. — «Тираж большой». И предложили такую же купить. Я посмотрел и понял, что та монета даже в лучшем состоянии. А потом они достали из кошелька рубль и сказали, что он стоит пять тысяч рублей. Потому что год особенный — 2003 года, и тираж всего 15 тысяч, как капля в море. Подаренная монета эта у меня осталась. Храню ее как талисман.

На стоимость предмета влияют его место нахождения, внешний вид, клеймо и год изготовления. Самое распространенное заблуждение у большинства обывателей — старая, значит, дорогая.

– Когда к нам приносят иконы неверующие люди, они считают, что если это старая икона, то изначально стоит сумасшедших денег. Нет, иконы тоже разные бывают. Те же деревенские, непрофессиональные живописцы, получив благословение, могли для маленькой церквушки расписать. На иконах это видно — с налетом наивности, с невыражными канонами, — рассказывает директор арт-галереи «Че» Елена Чернова. — И все же иногда люди не понимают, что даже мелочь может представлять ценность для коллекционера или дизайнера, они видят какой-то хлам и без помощи эксперта им не обойтись.

Антиквары утверждают, что их работа не приносит большой прибыли. Что это скорее культ и увлечение — быть хранителем истории и, в то же время, продавцом времени.

– Недавно мы открыли папку, в которую нам когда-то люди сдавали свои ненужные документы. В ней много интересного для историков и краеведов. Например, анкета 1935 года для поступления в медицинский университет с вопросами «состоите ли вы в партии», «кто ваши родители», «служили ли вы в рядах белой армии» — говорит директор антикварного магазина Нина Честных. — Понятно, что выбросить икону — рука не поднимется ни у мусульманина, ни у атеиста. А вот бумаги, книги, открытки, грамоты, старые письма, «треугольнички» с войны — их выбрасывают стопками. Но мы должны ценить и другие вещи. Важно, что люди не выбрасывают прошлое на помойку.

«Мы, может быть, вообще сейчас переживаем последний период» Далее в рубрике «Мы, может быть, вообще сейчас переживаем последний период»Мэрия Новосибирска решает вопрос городского трафика, ликвидируя парковочные карманы в центре Читайте в рубрике «Титульная страница» В десятку!Что показали на презентации Apple и насколько это круто В десятку!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»