Легенда № 13
Фото: Ирина Левшина

Фото: Ирина Левшина

«Русская планета» — о том, как работает самый несчастливый новосибирский трамвай

С трамваями маршрута номер 13 в Новосибирске то и дело случаются неприятности. Именно они чаще других трамваев  попадают в ДТП. Только в октябре было больше десяти сообщений об авариях с участием «тринадцатого». В Новосибирске относятся к этому по-разному. Одни называют этот маршрут городской легендой, включают в перечень местных достопримечательностей, проводят на нем экскурсии для иногородних друзей, другие — избегают, третьи — требуют переименования маршрута.

На часах 4.30, полчаса до начала рабочего дня трамвая.

Правобережный трамвайный филиал № 5 МКП г. Новосибирска Горэлектротранспорт встречает меня гнутыми полузакрывающимися автоматическими железными воротами. Крохотная проходная с диспетчерским пунктом, деревянные лавочки между старых тополей по дороге к административному зданию-гаражу. Внутри высокие серые потолки, бетонный пол и крашеные голубой масляной краской стены. Тяжело со скрипом открывается старая дверь. Внутри полумрак, вход освещает  только одна лампочка, видно дверь на лестницу в административный блок и кофейный автомат. Здесь темно и немного страшно. Иду наощупь.

Минут пять в растерянности изучаю инструкцию на кофейном аппарате. Наконец, ухо улавливает тихие шаги где-то вдали в темноте коридора. Едва различимый силуэт на мгновение очертился в свете открываемой двери и снова пропал. Еще шаги… Я настойчиво и громко здороваюсь с пустотой.

–Здесь мы медика проходим, — поясняет мне молодая блондинка — водитель трамвая — отозвавшаяся на мой окрик.

Кабинет ярко освещен. Мебели немного: стол, стулья, кушетка и вешалка. Посетители заходят, снимают верхнюю одежду и присаживаются к столу по очереди. Врач, кудрявая с проседью женщина в аккуратном белом халате, кивает мне, взглядом разрешает войти.

Она спокойно и обстоятельно замеряет давление, считает пульс, подписывает документы. Неожиданно в кабинет заходят сразу две женщины, одна готовится к осмотру, а вторая просто протягивает документы на подпись, предложение раздеться для осмотра ее раздражает.

– Я просто кондуктор, не водитель, зачем это мне?! — громко кричит она.

Поправляя на ходу хвост из искусственных волос, она как-то очень резко для раннего утра кричит в коридор.

– Теперь все раздевайтесь, сейчас вас тоже осматривать будут!

Она — кондуктор с нужного мне маршрута, работает давно, но брать меня с собой отказывается.

– Я сегодня еду на старом вагоне, вам бы надо в новый. А в авариях все побывали, всем есть о чем рассказать! — строго говорит она.

Возвращаюсь в коридор. Там открылась еще одна дверь с надписью «Касса». В нее то и дело входят люди. Комната разделена на две половины деревянной перегородкой с частыми окошечками стекол от середины высоты почти до самого потолка. Одно окошечко открыто, здесь кондукторы получают билеты на смену. Среди них одни женщины.

В 5.00 вместе с работниками депо выходим на улицу. На встречу бежит разнолапая крупная рыжая собака Динка. Напряженно смотрит умными карими глазами, переминается в нерешительности. Она местная, ее любят. Как-то Динка «не смогла разродится и чуть не сдохла», водители сначала сбросились деньгами на операцию, а потом еще долго возили на перевязку в ветеринарную клинику и выходили собаку. Поодаль стоят еще псины, судя по рыжей масти находящиеся с Динкой в близком родстве.

– Да не бойтесь вы, их уже кормили сегодня! — ко мне навстречу подходит инженер по эксплуатации техники Елена Бессонова.

Оказывается четвероногая свора не только несет караул вместе с охраной парка, но и выполняет доврачебный допинг-контроль.

– Они только пьяных не любят, сразу же облают, только если чуть запах, — рассказывает Елена.

Трамваи готовы. Еще ночью после осмотра техниками, разгонщики расставили их по путям, строго в очередь, в соответствии с графиком выхода.

Водители деловито обходят их со всех сторон, подключают вагоны, проверяют исправность аккумуляторной батареи (ее напряжение должно строго соответствовать заданным нормам), работу световых приборов (габариты, повороты, исправность тормозной системы) и состояние салона (целостность стекол и чистоту). Здесь, на улице, много мужчин.

– Кто-то работает водителями, а есть и контролеры, хоть зарплата и небольшая. А если с завода, например, уволят, а до пенсии всего несколько лет, где-то ведь надо работать? — говорит Елена Бессонова.

Средняя зарплата водителей парка по сообщению руководителя депо составляет 26 тыс. рублей, кондуктор же получает заметно скромней — 14 тысяч. Но текучка есть среди тех и других.

– Не всегда приживаются молодые после училища, — рассказывает инженер Елена. — У нас работа не из легких.

Водителям надо быть на работе до 5 утра, и так 4 дня подряд, потом у них есть 2 выходных и 4 дня во вторую смену, с 14.00-15.00 до 23.00-24.00. После смены каждый водитель повторно проходит медосмотр, если этим правилом пренебречь, сотрудники ГИБДД могут оштрафовать на 30 тыс. рублей.

Готовят водителей трамвая в училище №4 — 6 месяцев с октября по март. За это время студенты изучают не только ПДД, но и осваивают правила безопасности, и даже изучают внутреннее устройство двигателя машины.

– А вот старые кадры наоборот дорожат своей работой и часто рассказывают, о той романтике, которую испытывают, когда едут рано утром на трамвае по длинной пустынной улице, когда на дорогах еще совсем никого нет, а из-за горизонта только наполовину видно солнце, то кажется, будто ты первый его встречаешь, — поясняет Елена Михайловна.

Мне предлагают прокатиться в самом новом, сверкающем краской, красивыми электронными табло и мягкими сиденьями белорусском вагоне. В прошлом году парк закупил больше десяти таких вагонов. Водитель и кондуктор вагона — молодые красивые девушки. Хотя современные вагоны уступают старым по числу печек, которые здесь располагаются уже не под каждым сиденьем, что по утрам, пока воздух внутри еще не прогрелся, доставляет некоторый дискомфорт.

В начале шестого наш «тринадцатый» выходит на маршрут. На остановке его уже ждут первые пассажиры: в салон вваливается веселая толпа женщин — швеи с фабрики «Синар».

– Работа на фабрике начинается рано и они нас ждут каждое утро, знают до минуты, когда мы должны подъехать, — рассказывает водитель Ульяна Колосова. Она выглядит юно: точеная фигура в джинсах в обтяжку, на голове озорная модная шапочкой, с торчащими по бокам словно рожки уголками, но за ее плечами уже пять лет водительского стажа.

Трамвай проезжает аграрный университет — летом здесь часто можно встретить «постояльцев», хорошо подгулявшие с вечера люди любят прилечь вздремнуть на рельсы, приходится смотреть в оба и останавливать вагон, чтобы помочь уйти «уставшим гражданам».

Вообще первый же рейс — еще до 6 утра — собирает приличную компанию. Кроме работницы фабрики, в трамвае едут школьники, молодая мама с ребенком и крупный мужчина с рюкзаком и рыболовными снастями.

– У нас самые разные пассажиры: врачи, учителя, дети, пенсионеры. И хотя в последнее время многие пассажиры перешли на маршрутки, есть такие, которые ездят всегда на трамвае, — рассказывает кондуктор Анастасия Малютина, моргая большими, словно вишни, темными глазами. Она уже три года работает в депо, постоянных пассажиров помнит в лицо.

Маленькая шустрая старушка Альбина Никифоровна Новикова ездит на «тринадцатом» всю жизнь.

– Я когда работала — удобно было. И сейчас на рынок езжу. Я люблю тринадцатый маршрут, но в последнее время бояться что-то стала: за две недели два раза в аварии побывала. А еще недавно тут что-то задымилось, может быть и правда мистика? — старушка убедительно стирает носовым платочком выступившие с мороза слезы.

Час пик в «тринадцатом», как и во всем новосибирском транспорте — в 7.30. А уже к 9.00 в вагонах становится заметно свободней.

 – Утром и карманники не спят, — говорит кондуктор.

Оказывается, когда кондуктор произносит, казалось бы, дежурные фразы о том, что во время поездки не следует оставлять свои вещи без присмотра, это может означать, что в поле ее зрения уже попал молодчик, охотящийся за вашим кошельком.

– Ведь кондукторы по сути беззащитны, они же не могут физически, на ходу, задержать преступника, приходится хитрить, — улыбается Анастасия.

Одна из постоянных пассажирок «тринадцатого» трамвая рассказывает, что недавно карманнике пытался вытащить у нее кошелек из внутреннего кармана шубы.

– Я достала кошелек, рассчиталась и положила его в сумку. И вдруг как-то совсем тесно стало, как будто все стали давить на меня. А справа — молодая девушка. Я еще когда она вошла сразу на нее внимание обратила: пальто длинное, шапка с ушами почти все лицо закрывает, только нос большой такой крючком торчит, короткие полусапожки, ножки в черных нейлоновых колготках тонюсенькие такие и сильно кривые, и сумочка через руку на предплечье так изящно закинута. Я, конечно, пытаюсь устоять на ногах в давке, изо всех сил удерживаю в руках большую сумку с покупками, которую нажимом толпы из рук вырывает. И тут вдруг вижу краем глаза, что рука, той девушки так потихоньку ко мне в карман пробирается, а пальцы длинные такие, почти прозрачные, как у пианиста. Я взяла и со всей силы по руке треснула, в ответ раздался такой недовольный мужской бас: присмотрелась, а у девушки этой черная трехдневная щетина под ушками шапки… Наверное, я его специальности лишила, больно ударила, ведь у них, у карманников, руки — самое главное, — замечает бдительная пассажирка.

Трамвай бежит легко, с места набирает скорость 60 км/ч. Сотрудники парка рассказали, что это «старичкам», нужно долго разгоняться, и полностью выкладываться даже на 40 км/ч, а новые машины прямо с места незаметно скорость набирают. Их не раскачивает по сторонам, и даже такой грохот трамвайных колес у них едва слышен. Важно и то, что тормозной путь современных вагонов ниже, а вот старые трамваи остановить трудно. В ДТП это порой решает все.

Проехав по кругу, возвращаюсь в депо. Поднимаюсь на второй этаж административного здания, где находятся кабинеты ИТР. Здесь чисто, видно, что ремонт был относительно недавно.  Начальник Правобережного трамвайного депо Сергей Чучакин уже 10 лет работает в депо, и как доверительно мне поведали его подчиненные, работяги его уважают, «он вырос из своих», закончил вуз, хорошо разбирается в транспортном деле.

По словам Сергея Чучакина, про тринадцатый трамвай ходят легенды уже 50 лет — этот маршрут был открыт 19 октября 1964 года.

– В последние годы количество ДТП у нас примерно одинаковое, плюс-минус два случая, вот это максимум. Но сейчас в принципе идет тенденция к снижению дорожно-транспортных происшествий по вине наших водителей. За десять месяцев этого года, если брать тринадцатый маршрут конкретно, по вине водителей не было ни одного ДТП. Вообще я бы связал количество ДТП с ростом напряженности на дорогах города. Вы послушайте статистику ГИБДД сколько новых автомобилей в городе появляется ежегодно, и сколько неопытных водителей? — говорит Сергей.

По словам начальника депо, основные виды ДПТ происходят по причине выезда автомобилей на трамвайные пути, когда водитель не убедившись, что угрозы нет, выезжает прямо под вагон.

Сегодня на тринадцатый маршрут приходится треть от общего объема перевозок, совершаемых всеми трамваями города. Это более 20 тысяч человек ежедневно. Кроме того, маршрут № 13 «Ул. Писарева — Гусинобродское шоссе» пятый по протяженности (12,3 км) из всех трамвайных маршрутов города, но первый по наибольшему числу подвижного состава (24 единицы) и наименьшему интервалу движения (4-5 минут).

Поговорив с руководителем, решаю прокатиться по «тринадцатому» маршруту на «старичке».

Старые вагоны, с привычными деревянными сиденьями, колеса умиротворяюще стучат. Все это буквально сразу создает доверительную атмосферу среди удобно усевшихся пассажиров. Остановки объявляет едва слышный хрипящий голос. Вглядываюсь в кабину водителя. На приборной панели установлен веселый пупс с взъерошенными синими волосами. Замечаю вязание, аккуратно отложенное в сторону, возможно на случай пробок.

Интересуюсь у впереди стоящих — выходят ли? Несколько минут подождав на остановке, сажусь в следующий «тринадцатый». Кондуктор приветлива, легко общается с пассажирами, за окнами мелькают жилые дома.

Трамвайный маршрут пересекает три района города, тринадцатый — единственный проходит рядом с мэрией, автовокзалом и рынками, по самым напряженным участкам новосибирских автодорог.

Движение трамваи в Новосибирске заканчивается ровно в полночь. К этому времени вагоны тринадцатого маршрута снова собираются в парке, но работа в депо не заканчивается.

Ночью слесари по ремонту подвижного состава загоняют вагоны в цех, на смотровые каналы, и производят ежедневное обслуживание: проверяют техническую исправность, осматривают механическое и электрическое оборудование, тестируют электрическую тормозную систему, контролируют исправность световых приборов, а также производят наружный осмотр — убедиться, не повреждены ли детали корпуса, целы ли стекла. Колеса простукивают вручную, проверяют прочность крепления болтов.

Уборку в трамваях проводят тоже ночью, а уже после разгонщики расставляют их в нужной последовательности по путям в ожидании утра.

«Сибирь» вне игры Далее в рубрике «Сибирь» вне игрыФинансирование затрат на содержание футбольного клуба «Сибирь» мэрии больше не по карману Читайте в рубрике «Титульная страница» В десятку!Что показали на презентации Apple и насколько это круто В десятку!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»